ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС

 

В центре романа так или иначе находится еврейский вопрос, который приобрел острое  значение для России после трех разделов Речи Посполитой в 1772-1795 гг.. Об этом факте упоминают в своей беседе два персонажа романа А.В.Лядов и Г.Г.Чаплинский:

"... готов признать, что десница Москвы была тяжка для поляков, зато поляки сполна отомстили русским. На недоуменный вопрос прокурора, чем же отомстили, вице-директор пояснил:

  – Поляки дали нам евреев.

«Остроумно!» – согласился Чаплинский. Действительно, после трех разделов Речи Посполитой в русское подданство отошло более половины евреев всего мира".

Действительно, перепись 1897 г. насчитала в России 5.215.800 евреев, т. е. в империи проживала примерно половина еврейского населения в мире.  К 1913 г. (то есть к концу описываемых в романе событий) с учетом ежегодного прироста и вычетом эмиграции еврейское население должно было достигнуть 6,8 млн человек, что составляло чуть более 4% населения империи.

 

ЖИДЫ ИЛИ ЕВРЕИ?

Вплоть до второй половины XIX века еврейский вопрос слабо интересовал русскую общественность. Но к концу XIX - началу XX вв. в силу различных причин еврейский вопрос приобрел необычайную остроту и стал одним из главных в политической жизни. Даже спор о том, как называть евреев стал своего рода камнем преткновения. В народе евреев называли жидами, и это слово не имело никакого негативного оттенка. Однако прогрессивная общественность и еврейская интеллигенция считали этот термин оскорбительным. В свою очередь антисемиты не употребляли по отношению к евреям иного названия, кроме как жиды. Поскольку часть персонажей романа имели крайне консервативные убеждения, они использовали соответствующую терминологию. В романе профессор С.Т.Голубев подводит под это ученое обоснование:

     "Виноват, забылся! Простите мне lapsus lingaue – оговорку. Знаешь, Володенька, твоего отца на старости лет просветили, что культурный человек обязан говорить не «жиды», а «евреи». Так сказать, одним махом посрамили великую русскую литературу, ибо Пушкин, Лермонтов, Гоголь слово «жид» употребляли. Видать, от бескультурья! Позвольте только заметить, что «жид» – это славянская форма латинского слово «judas», то есть слова «иудей»; тогда как слово «еврей», образованное от арамейского «ibra» и латинского «hebraeus», является редким и книжным. Между прочим, мне один коллега из Праги, профессор Карлова университета, отписал о прекурьезнейшей истории: тамошние прогрессисты начали жидов евреями величать. И оконфузились, поелику по-чешски жид – «zid», равно как по-польски «zydowin», звучат нейтрально, а вот слово «еврей» воспринимается как оскорбление".

ЧЕРТА ЕВРЕЙСКОЙ ОСЕДЛОСТИ

Отчасти острота еврейского вопроса объяснялась тем, что в Российской империи по отношению к евреям действовало особое ограничительное законодательство, которого уже было отменено в других странах. В романе адвокат  А.Д.Марголин с гневом высказывался о российских законах:

"...российское законодательство об евреях составляет пухлый том всяких указов, правил, инструкций, сенаторских разъяснений. И в этом томе нет ни одной статьи, буквально ни одной, которая бы хоть что-нибудь разрешала. Они все только запрещают и ограничивают!"

 

Одним из важнейших ограничений являлся запрет на постоянное проживание за пределами "черты еврейской оседлости", включавшей 15 "русских" губерний (в основном на территории современных Украины и Белорусии) и 10 "польских" губерний. Вне черты оседлости дозволялось проживать только евреям купцам первой гильдии, лицам с высшим образованием, ремесленникам, приписанным к цехам, отставным военнослужащим, караимам, горским евреям и некоторым другим категориям еврейского населения. В самой черте оседлости евреи  были лишены возможности жить в деревнях и селах. В крупных центрах им также не дозволялось проживать.

Архаичные и бессмысленные ограничения, регулировавшие жизнь российских подданных иудейского вероисповедания, легко обходились при помощи различных уловок и откровенного подкупа. Нигде в России взяточничество не процветало так бурно, как в черте еврейской оседлости. Некоторые губернаторы даже предлагали упразднить черту на том основании, что ограничения не достигают своей цели, зато полностью разлагают местную администрацию и полицию. В романе упоминается система взяток, ставшая нормой жизни в черте оседлости:

     "Рахеш, это Бразуль знал от своей жены, первоначально означало вознаграждение раввину и кантору за совершение свадебного обряда. Потом это слово превратилось в синоним взятки, без которой в черте оседлости и шагу нельзя было ступить. Старые евреи привыкли к такому положению вещей, но молодое поколение думало иначе".

ЕВРЕЙСКИЕ ЗАНЯТИЯ

Вопреки распространенному мнению главным занятием евреев в черте оседлости являлась не торговля, а ремесло. Портные, ювелиры, часовщики почти всегда были евреями, причем изобилие часовщиков приводило в замешательство современников. Бывший бессарабский губернатор князь С.Д.Урусов недоумевал: "В маленьких городах, жители которых в большинстве не имеют часов, можно насчитать десятки мастеров часового дела, и вообще трудно понять, на каких покупателей и заказчиков рассчитывают все эти ремесленники, нередко составляющие 75% всего населения города или местечка".

Почти столь же популярным занятием в черте оседлости была торговля. В 80-е гг. XIX в. 38.7% самодеятельного еврейского населения жили торговлей. Иными словами, из каждой тысячи жителей «черты оседлости» торговцами были 390 евреев . Для сравнения заметим, что представителей иных национальностей среди торговцев было в десять раз меньше ( 38 человек на тысячу). По большей части в местечках занимались мелкой торговлей. Вот отзыв современника о типичной еврейской лавке: «Торгуют на 6-8 руб. в неделю, прибыли 1 руб. в неделю, т. е. ровно столько, чтобы не умереть с голоду; торгуют женщины. Более доходна  —  кожевенная лавка, которая продает кожи многочисленным сапожникам на 40-50 руб. в неделю, выручая по 4-5 руб. прибыли; это уже местный торговый крез"

 

Вместе с тем нельзя не отметить, что к концу XIX века появилась состоятельная прослойка из евреев-торговцев. По данным середины 80-х гг. евреи составляли 18,4% купцов первых двух гильдий по стране в целом. В «черте оседлости» показатели были значительно выше: 40,3% купцов I гильдии, 56,2% купцов II гильдии, 49,2% мелких торговцев. В 15 российских губерниях «черты» буржуазии еврейского происхождения принадлежало 37,8% промышленных предприятий, 59,1% питейных точек (См.:Блиох И.С. Сравнение материального быта и нравственного состояния населения в черте оседлости. СПб, 1891, т.3, С.142-153) 

 

Богатейшими банкирами являлись Евзель Гинцбург, Яков, Самуил и Лазарь Поляковы, А. Соловейчик, И. Блиох и другие. Они владели и управляли крупнейшими кредитными учреждениями: Азово-Донским Коммерческим банком, Московским Земельным банком, Донским Земельным банком,  Международным банком, Сибирским Торговым банком, Варшавским Коммерческим банком. Огромные состояния были нажиты евреями-концессионерами в период железнодорожного бума, и в числе железнодорожных магнатов были многие из владельцев банков. Крупнейшим чаеторговцем являлись представители семьи Высоцких, богатейшими сахарозаводчиками - семья Бродских. Недаром сложилась поговорка: "Чай Высоцкого, сахар Бродского", а в годы Гражданской войны к этим словам добавились: "а Россия - Троцкого". 

Влияние финансовой и промышленной верхушки еврейской общины усиливалось еще и тем обстоятельством, что императорское правительство в те годы регулярно брало займы при посредничестве международных финансистов преимущественно еврейского происхождения. В романе министр финансов В.Н.Коковцов объясняет прокурору Чаплинскому, почему нельзя допустить еврейского погрома после покушения на премьер-министра П.А.Столыпина:

"Интересы высшей политики требуют не раздражать банкиров-евреев, иначе у нас будут сложности с заключением очередного займа. Разразись в России погром, парижский и лондонский Ротшильды, берлинский дом Мендельсона, американский дом Моргана, голландская финансовая группа Нецлина – все они набросятся на русский рубль и начнут валить его".

 

ЕВРЕИ-РАБОЧИЕ

 

Возникает вопрос, а существовали ли евреи-рабочие? Опять-таки вопреки распространенному мнению, среди евреев было немало рабочих и даже чернорабочих, занимавшихся тяжелым физическим трудом. В романе есть такой эпизод. Член союза киевского Союза русских рабочих возмущенно говорит:  "Русскому человеку плюнуть некуда. На пристань не суйся, артели грузчиков сплошь из жидов и нанимаются за гроши". Например, небезызвестный Лазарь Каганович начинал таким грузчиком на Подоле и таскал многопудовые мешки с барж, причаливших к берегу  Днепра. В научной монографии "Черная сотня" автор приводится следующий факт, касающийся морского порта Одессы: "в 80-е гг. XIX в. в порту работало 1700 евреев, а в начале XX в. евреи составляли не менее половины докеров. Они специализировались на погрузке некоторых видов товаров. Например, зерно грузили в основном бригады из рабочих-евреев. Это вызывало недовольство рабочих других национальностей и объясняло их участие в погроме 1905 г. Городские власти пытались разрядить напряжение вполне традиционным способом  —  введением ограничительных квот. Только в Одессе додумались ограничить евреев в праве работать грузчиками в порту". 

ЕВРЕИ ДЕЛАЮТ РЕВОЛЮЦИЮ

 

Неравноправное положение толкало евреев на участие в ревоюционной борьбе. Отметим, что эти настроения затронули только еврейскую молодежь. Старшее поколение евреев жило патриархальными порядками и не вмешивалось в политическую борьбу. Евреи были представлены в либеральном движении, но гораздо большей популярностью пользовались радикальные течения, причем вовлечение евреев в политическую борьбу нарастало с каждым десятилетием. Об это свидетельствует данные об осужденных по политическим делам. Среди народников, привлеченных к судебной ответственности в 1866 —  1895 гг., 9% были евреями (См.: Троицкий Н.А. Царизм перед судом прогрессивной общественности. 1866-1895. М., 1979. С. 283.). В начале XX века ситуация меняется и мы видим, что среди привлеченных к ответственности за политические преступления в 1901-1904 гг. по Виленскому судебному округу было 64,9% евреев, Киевскому  —  48,2%, Одесскому-55% евреев (См.: Общественная роль еврейства в цифрах и фактах // Русское дело. 1905. № 28. Приложение.). Из 1178 народников и эсеров, привлеченных к ответственности в 1900-1902 гг., было 15,4% евреев. Из 5047 марксистов и социал-демократов, привлеченных в 1892-1902 гг., было 23,4 % евреев.

В 1905-1907 гг. в партии большевиков насчитывалось 18,9% евреев,  из 25 человек, избранных членами ЦК РСДРП, было 4 еврея (1 большевик и 3 меньшевика). Из членов и уполномоченных ЦК партии эсеров   11 человек были евреями по национальности (См.: Политические партии России в период революции 1905-1907: Количественный анализ С. 47-48, 91-95).

 

Анархисты-коммунисты в черте оседлости едва ли не на сто процентов были укомплектованы евреями. В романе об этом упоминается, когда речь идет о  Дмитрии Богрове, будущем убийце П.А.Столыпина: "После возвращении в Киев он примкнул к анархистам, но вскоре испытал горькое разочарование. Все произошло именно так, как когда-то предсказывал его дед-писатель, подавший в министерство внутренних дел прожект о выделении одной из отдаленных губерний в распоряжение революционеров, дабы они устроили там жизнь на началах социализма. Автор проекта утверждал, что революционеры вскоре убедятся в никчемности своих идей и сбегут из отведенного им заповедника, а жестокий эксперимент навсегда отвратит Россию от социалистической химеры.

    – Анархистское подполье почти полностью состоит из евреев низших классов, – объяснял Богров. – Я для них Митька-буржуй. Эсеры мало от них отличаются. Эсдеки будут посерьезнее, но у них пунктик на партийной дисциплине".

 

В России существовали национальные еврейские партии: Бунд, СЕРП, Поалей-Сион. Развернули свою деятельность сионисты, создавшие до 800 организаций. Следует отметить, что далеко не в еврейской среде были убеждены в необходимости участвовать в революционном движении. Известный еврейский историк С. Дубнов порицал евреев, вступивших в ряды социал-демократов: «Та многочисленная армия еврейской молодёжи, которая занимает самое: видное место в рядах: Российской Социал-Демократической Партии и выдвигает там даже своих “командиров”, формально порвала всякие связи с еврейством... Вы не творцы, а батраки революции или маклеры её». Видный идеолог сионизма В. Жаботинский считал, что евреям незачем вмешиваться в чужие для них дела: «Когда евреи массами кинулись творить русскую политику, мы предсказали им, что ничего доброго отсюда не выйдет ни для русской политики, ни для еврейства».(Цит. по Солженицын А.И. Двести лет вместе (1795 – 1995). М., 2001, Ч.1, С. 361, 429)

ЕВРЕИ И ТЕРРОР

 

Наиболее радикально настроенные представители еврейства добровольно шли в террор, являвшийся в те годы излюбленным оружием эсеров и анархистов. Два руководителя Боевой организации эсеров, осуществившей ряд громких террористических актов, были евреями. Первым руководителем был Григорий Гершуни, о котором в романе рассказывает жандармский полковник А.И.Спиридович: "Да, были злодеи в наше время! Вся полиция империи сбилась с ног, разыскивая шавельского мещанина Герша Исаака Ицкова, по конспиративной кличке Гершуни. Покойный министр внутренних дел фон Плеве держал на своем письменном столе его фотокарточку и поклялся не убирать ее до тех пор, пока преступник не будет арестован. Гершуни был чертовски осторожен и хитер, однако попался и этот прехитрый механик!"  Преемником Гершуни стал Евно Азеф, который одной рукой организовывал покушения на высших сановников, а другой - выдавал боевиков полиции.

ЧЕРНАЯ СОТНЯ

В 1905-1906 гг. на политическую сцену вышли крайне правые монархические организации, начертавшие на своих знаменах старозаветный лозунг "Православие, Самодержавие, Народность".  Их называли "черной сотней". Самой крупной из черносотенных партий являлся  Союз русского народа, но наряду с ним существовал ряд более мелких черносотенных организаций, зачастую враждовавших между собой из-за расхождений по отдельным вопросам или просто из-за амбиций своих лидеров. Одного из героев романа Владимира Голубева удручает, что "истиннорусские люди" никак не могут преодолеть взаимные дрязги:  "Вокруг плескались на ветру знамена черносотенных союзов. Голубева радовало, что в Киеве было много монархических обществ, но до слез огорчало, что патриоты никак не могли объединиться". И действительно, в Киеве в описываемое время действовали несколько отделов и подотделов Союза русского народа, отдел Русского народного союза имени Михаила Архангела, киевская монархическая партия, киевский Союз русских рабочих, киевское патриотическое общество молодежи "Двуглавый орел".

Черносотенцы стали единственным политическим движением, которое открыто провозгласило антисемитизм одним из главнейших пунктов своей программы. В этом смысле русское черносотенство иногда называют предтечей фашизма. Кстати сказать, уже после революции часть черносотенцев, бежавших из России, отождествляли себя с фашистами: «Да, мы фашисты особенные, русские, и искренно завидуем итальянским в том, что мы пока не сокрушили врага» (Еженедельник Высшего монархического совета, 1923, 2 июля), а бывший лидер крайне правой фракции Государственной думы Н.Е.Марков (он фигурирует в одном из эпизодов романа) называл Союз русского народа "первой фашисткой партией в Европе".

С точки зрения черносотенцев, захлестнувшая всю страну смута являлась делом рук евреев. Они утверждали, что евреи стремятся захватить власть над всем миром и начали с России.  В случае победы революции русский народ ждет рабство: «По-видимому, будет существовать русское государство но только по-видимому, а на самом деле государство будет еврейским. Русские же люди будут нести в нем самую тяжелую долю, будут его рабочей силой, будут обрабатывать землю (каждый поровну, земля общая), будут сохнуть на фабриках у станков (фабрики  —  собственность рабочего класса), будут защищать границы еврейского государства от внешних врагов, будут усмирять внутренних врагов (остатки русского национального самосознания), и евреи повсюду будут господами, помещиками, господствующим классом, хозяевами финансового и материального благополучия страны»(Русское знамя, 1907, 19 июля.)

 

Характерной для черносотенцев являлась убежденность в том, что весь еврейский народ представляет собой монолитное целое. Как писал  А. С. Шмаковым, впоследствии выступавший одним из обвинителей на процессе Бейлиса: “Не существует пятнадцати миллионов евреев, как их насчитывают на обоих полушариях, причем больше половины размножается в России, а есть всего один еврей, но отпечатанный в пятнадцати миллионах экземплярах”(Шмаков А. С. Международное тайное правительство. Дополненное и переработанное исследование. М., 1912. С. 63)

 

Черносотенные партии и их депутаты в Государственной думе были категорически против отмены ограничительного законодательства, касающегося  евреев. Как заверял один из персонажей романа депутат фракции крайне правых Г.Г.Замысловский: "В Государственной думе не пройдет ни один проект о равноправии евреев". Черносотенцы не желали и слышать об упразднении черты еврейской оседлости. Правая пресса подчеркивала, что в губерниях черты проживает 44 миллиона христиан: «Им не тесно, а 7 миллионов евреев, как оказывается, задыхаются». Крайне правые настаивали на дальнейшем его ужесточении ограничительных мер.  Они требовали лишить евреев права голоса, изгнать их из всех учебных заведений, где учатся христианские дети. Одновременно они требовали запретить евреям ь открывать собственные учебные заведения. Список закрытых для евреев профессий и промыслов, который подготовили черносотенцы,  охватывал почти все виды человеческой деятельности. Черносотенцы домогались, «чтобы все проживающие в России евреи были немедленно признаны иностранцами, но без каких бы то ни было прав и привилегий, предоставляемых всем прочим иностранцам» (Русское знамя,  1906, 19 сентября).

Черносотенная пресса откровенно писала: «Жидов надо поставить в такие условия, чтобы они постоянно вымирали» (Русское знамя, 1913, 9 августа).Но главной целью черносотенцев было возбудить «энергию евреев в деле скорейшего переселения в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством». В своих предвыборных программах черносотенцы обещали, что поднимут вопрос о создании еврейского государства и будут содействовать переселению туда евреев, «каких бы материальных жертв такое выселение ни потребовало от русского народа» (Русское знамя, 1906, 19 сентября). Более того, черносотенцы даже ставили вопрос о практическом сотрудничестве с сионистами в деле переселения евреев из России. Руководители черной сотни говорили, что сионистское движение «было бы весьма симпатичным, если бы оно преследовало только выселение евреев на отдельную территорию». Однако, поскольку  российские сионисты активно поддерживали революционное движение, среди черносотенцев возобладало мнение, что «так называемый «сионизм», столь распространенный среди иудейской интеллигенции в России, имеет лишь внешним предлогом план переселения иудеев в Палестину, в сущности же является революционной организацией, сливающейся с иудейским «Бундом»[Бутми Н.Л., Бутми Г. Франкмасонство и государственная измена. 3-е изд. СПб., 1906. С. 10.)

ЧЕРНОСОТЕНЦЫ И ДЕЛО БЕЙЛИСА

В. А. Маклаков, один из защитников Бейлиса, справедливо отмечал, что «Следствие проходило под давлением, можно сказать, террором правых организаций". С самого начала, едва в пещере было обнаружено тело Андрея Ющинского, черносотенцы твердили, что зверское убийство является делом рук евреев. На похоронах мальчика разбрасывались подстрекательские листовки. В романе приводится её подлинный текст:

 

"Оставшись в одиночестве, Голубев вынул из кармана прокламацию. На бумаге синели гектографированные строки: «Православные христиане! Жиды замучили мальчика Андрея Ющинского! Жиды ежегодно перед своей пасхой замучивают несколько десятков христианских мальчиков, чтобы их кровь лить в мацу. Делают жиды это в память страданий Спасителя, которого жиды замучили, распявши на кресте. Судебные доктора нашли, что Андрея Ющинского перед страданиями связали, раздели и голого кололи, причем кололи в главные жилы, чтобы побольше добыть крови! Жиды сделали пятьдесят уколов Ющинскому! Русские люди! Если вам дороги ваши дети, бейте жидов! Бейте до тех пор, пока хоть один жид будет в России! Пожалейте ваших детей! Отмстите за невинных страдальцев! Пора! Пора»!

 

Агитатор был задержан и оказался неким Н.А. Павловичем, о котором киевское охранное отделение сообщало: «Известен отделению,  как состоявший в минувшем году членом алексеевского отдела Союза русского народа, постоянно вращающийся среди членов киевских патриотических союзов". Не надо думать, что ритуальное обвинение было подготовлено исключительно киевскими черносотенцами. Их поощряли и подстегивали из Петербурга. В романе приводятся выдержки из стенограмма заседания Государственной думы, на котором крайне правая фракция внесла запрос о расследовании убийства подростка. Лидер фракции Н.Е.Марков недвусмысленно пригрозил погромами, , когда русский народ убедится, «что уже нет возможности обличить на суде иудея, режущего русского ребенка и вытачивающего из него кровь, что не помогают ни судьи, ни полиция, ни губернаторы, ни министры, ни высшие законодательные учреждения  —  в тот день, господа, будут еврейские погромы»( Государственная дума. Созыв третий. Часть 4, С. 3146). В романе также цитируются антисемитские статьи из черносотенной прессы. Газета «Русское знамя», главный печатный орган Союза русского народа, опубликовало обращение к русским детям: «Милые, болезные вы наши деточки, бойтесь и страшитесь вашего исконного врага, мучителя и детоубийцы, проклятого от бога и людей —  жида! Как только где завидите его демонскую рожу или услышите издаваемый им жидовский запах, так и мечитесь сейчас же в сторону от него, как бы от чумной заразы» (Русское знамя. 1911. 7 июля). 

 

Нетрудно догадаться, что черносотенцы с ликованием восприняли известие об аресте Менделя Бейлиса. Конечно, их интересовал не сам приказчик кирпичного завода. В романе приводятся несколько видоизмененные слова одного из устроителей киевского процесса крайне правого депутата Думы Г.Г.Замысловского,  произнесенные в кулуарах Государственной думы: «…на указание Маклакова, что за слабостью улик Бейлиса оправдают, Г.Г. Замысловский ответил: «Пусть оправдают, нам важно доказать ритуальность убийства».

Процесс над Бейлисом завершился оправданием подсудимого, что было воспринято как поражение правых сил. Однако не следует забывать, что судебный вердикт был двояким.  При­сяжные заседатели признали доказанным, что убийство Андрея Ющинского было совершено ев­реями из побуждения религиозного фанатизма в одном из помещений кирпичного завода, но отказались признать приказчика этого завода виновным в преступлении. Такое решение позволило каждой из сторон празд­новать свою победу. На следующий день после выне­сения приговора газета «Двуглавый орел» огром­ными буквами напечатала ответ присяжных на первый вопрос: «Да, доказано» и мелкими буковками ответ на второй вопрос: «Нет, не виновен». На страницах либеральных и левых органов печати акцент был сделан на втором ответе.

НАЗАД

Еврейское население Юго-Западного края

Часовщик.

худ. Иегуда Пэн, 1914 

Банкир Лазарь Поляков.

Григорий Гершуни

Евно Азеф

Киевские монархисты

Черносотенцы за чтением

"Русского знамени"

Заседание совета киевского железнодорожного отдела Союза русского народа

Железнодорожный магнат Самуил Поляков

А.С.Шмаков, поверенный гражданской истицы на процессе Бейлиса

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное. Это легко.

Черносотенный сатирический журнал.

"Дневной доход"

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное. Это легко.

"Польский жид" в национальном костюме.1795 г.

ЭСудьи

  • иконка facebook
  • Иконка Twitter с прозрачным фоном
  • белая иконка googleplus

© Степанов С.А.

Паблик ВКонтакте

Звоните

Тел.: +7 (495) 000 00 00

Факс: +7 (495) 000 00 00

Контактная информация

sstep1966@mail.ru