ЛАЗАРЬ КАГАНОВИЧ

 

Лазарь Моисеевич Каганович словно олицетворял собой собирательный образ еврея, каким его изображала черносотенная пропаганда. Малограмотный выходец из «черты еврейской оседлости», взлетевший на вершины власти, причастный к репрессиям, разрушению православных святынь, забвению исторических традиций и множеству иных злодеяний, он, казалось, воплощал все самое мрачное, что обрушилось на страну после революции.

 

«Хозяин Лазарь, и ты тоже Лазарь»

Лазарь Каганович появляется на страницах романа молодым большевистским агитатором на Подоле. Сначала несколько слов о том, как он оказался в Киеве. Лазарь Каганович родился в деревне Кабаны Радомысльского уезда Киевской губернии. Его родную деревню нельзя было назвать глухим углом, так как через нее пролегала  оживленная дорога на Чернобыль. Интересно, что законы не позволяли евреям постоянно проживать в сельской местности, но Кагановичи каким-то образом жили в деревне. Почти все их соседи были деревенскими бедняками, но даже в сравнении с ними глава семьи Моисей Каганович – в просторечии просто Мошка считался самым нищим. У него  даже хаты не было. Мошка с женой и шестью детьми ютился в «степке», построенной для хранения овощей. Старший из сыновей – Михаил ушел на заработки в Чернобыль, и там, по уважительному выражению его младшего брата Лазаря, «быстро пролетаризовался» и в 1905 г. вступил в партию большевиков.

 Еврейская колония Кабанов содержала хедер при местной синагоге, но на семейном совете Кагановичей было решено не отдавать детей в еврейскую религиозную школу, так как там не учили русскому языку. В двухклассную русскую школу Лазаря не приняли, он только тайком посещал занятия, а в остальное время  пытался пополнить пробелы своего образования усердным чтением книг. Своим политическим воспитанием Лазарь Каганович был обязан старшему брату Михаилу. Теперь богатеи даже опасались Кагановичей и говорили между собой: «такы хлопци Мошки якись самокракы (так называли в деревне социал-демократов), може ще якусь сылу будуть маты».

Лазарь вспоминал: «Нравились мне такие слова, как «революция», «пролетариат», «партия», заинтересовался и услышанным новым словом «люмпен-пролетариат» и особенно заинтересовался словом «большевик». Я, помню, спросил Михаила, что такое большевик, меньшевик. Он вначале мне сказал: вырастешь, поймешь, но потом, когда я его точнее спросил — не значит ли это, что большевики хотят большего, а меньшевики меньшего, он мне ответил, что, точно говоря, большевики означает большинство, а меньшевики меньшинство, но можно, конечно, считать большевиков большими, а меньшевиков маленькими людьми». Разумеется, Лазарь захотел примкнуть к большевикам.

Вскоре он покинул родные Кабаны и исполнил свою мечту, то есть перебрался в Киев. Поначалу он не владел никаким ремеслом и работал грузчиком в разных местах, в том числе на мельнице Бродского, которая изображена на обложке романа. На мельнице он долго не удержался, о чем поведал в своих памятных записках. Рассказ Кагановича с некоторыми незначительными изменениями воспроизведен в романе:

 

«Сами знаете, каково таскать пятипудовые мешки по шатким мосткам на баржи! Доски то и дело ломались, рабочие падали, получали увечья. Нормы зверские, за двенадцать часов работы платили семьдесят пять копеек. Рукавиц не выдавали, пыль забивала всю глотку. Короче говоря, стали меня молодые рабочие упрашивать, чтобы я пошел в контору и заявил протест. «Хозяина звали Лазарь и тебя зовут Лазарь, им будет стыдно тебя уволить». Ну я был совсем зеленый, глупый. Подумал: действительно, в конторе сидят евреи, они своего не обидят.

Лазарь остановился, чтобы перевести дыхание. Один из грузчиков нетерпеливо дернул его за рукав.

– Шо було? Рассчитали або як?

– Вышвырнули с мельницы в тот же день! И еще полицией пригрозили, как зачинщику. Вот вам и «Лазарь не уволит Лазаря!» – под общий смех закончил свой рассказ Каганович».   

 

Эпизод поучительный, поскольку опровергает расхожий тезис о еврейской сплоченности. Недаром Каганович, плохо знавший Библию, с удовольствием цитировал обличения пророка Амоса - единственное, что запало ему в память: «мы чувствовали, что Амос костит царей и богачей, и нам это очень нравилось». Однажды слова пророка очень пригодились большевистскому агитатору в горячем споре с сионистами: «я хорошо и удачно использовал и привел вновь слова Амоса с соответствующими большевистскими выводами. Амос, говорил я, разоблачал и проклинал таких богачей, как нынешние ваши сионистские киевские миллионеры Бродские, Гинзбурги и другие, с которыми вы, сионисты, зовете нас, рабочих и бедняков, объединиться в якобы единой еврейской нации».

"Дело Бейлиса имеет не просто исторический интерес"

В своих записках Лазарь Каганович немалое место уделил делу Бейлиса: «два с лишним года длилось «следствие», два с лишним года население Киева, особенно еврейское и рабочее, было терроризировано этим делом и жило в большом напряжении черносотенной вакханалии и угрозы погрома». Каганович имел представление, правда, весьма преувеличенное, о том, какую роль в этом деле играл Владимир Голубев: «Стоявший во главе черносотенцев студент Голубев был связан с высшими придворными кругами Петербурга и имел крупнейшее влияние на всю политику и поведение генерал-губернатора и полиции Киева».

Каганович дал чисто марксистское объяснение кровавому навету: "Это объясняется тем, что угроза новой революции и опасность свержения царизма толкнули царизм на путь повторения диких наветов на евреев, чтобы натравить темных людей на жидов и отвести удар назревающей революции от царизма, начать с еврейских погромов и кончить разгромом рабочих, демократических, студенческих организаций и рабочего революционного движения".

 

Для защиты Менделя Бейлиса сплотились все противники самодержавия: от либералов до большевиков. Газета "Рабочая правда" писала: "Совершенно понятно, почему этот процесс привлек такое внимание: на скамью подсудимых посадили самого обыкновенного рабочего и сказали: ведь он людоед и кровопийца, потому что его религия предписывает ему пить младенческую человеческую кровь... Взрывом негодования было оно встречено во всем цивилизованном мире, и пролетариат России был в первых рядах тех, кто поднял свой голос в защиту попранной чести русского народа".

 

По словам Каганович, «план петербургских черносотенцев был рассчитан на частную «победу», на истребление и частичное изгнание «жидов» «на Колыму», как постоянно кричал в Государственной думе главарь «Союза Михаила Архангела» Пуришкевич». Упоминание о Колыме в устах человека, которого называли «железным евреем Сталина, звучит весьма зловеще. Чтобы не допустить победы черносотенцев, в Киеве объявили забастовку: «Про Подол я могу сказать — бастовало большинство предприятий и мастерских. Шествий, демонстраций не было, так было решено во избежание провокаций погромщиков. Мы проводили закрытые митинги и собрания».

 

Каганович подытоживал: «Дело Бейлиса имеет не просто исторический интерес. Империализм создал условия для расцвета расизма, шовинизма, человеконенавистничества. Ведь по сути российский царизм оказался в известной мере учителем немецкого гитлеризма и ныне процветающих в США и других империалистических странах расизма и шовинизма». Еврей Каганович не пощадил Израиль: «Говорят: «Гони природу в дверь, она влетит в окно». Парадоксально, но факт, что природа империализма, порождающего расизм, влетела сегодня через «сионизм», при воздействии американского империализма, в окно государства Израиль, которое проводит расистскую политику и разбойно-грабительские действия по отношению к арабскому населению и близлежащим арабским государствам».


 

"Железный еврей Сталина"

В последней главе романа Владимир Голубев опять встречает Лазаря Кагановича, ликующего после оправдания Бейлиса. Правда, он не помнит его фамилии: "Какая разница, – махнул рукой  студент. – Кагановичи, Рабиновичи, Бронштейны! Сегодня день их торжества, а завтра они станут хозяевами Святой Руси!» В октябре 1917 г. Каганович вместе с товарищами по большевистской партии брал власть в Гомеле. В годы Гражданской войны он агитировал на фронтах, а после войны стал наркомом Туркестанской республики. Из Ташкента он, как ценный советский работник, был переведен в Москву и встал на сторону И.В.Сталина в тот период, когда в партии после смерти В.И.Ленина разгорелась борьба за лидерство. Характерно, что здесь мы тоже не наблюдаем пресловутой еврейской сплоченности. Каганович поддерживал грузина Сталина в яростной схватке со своими соплеменниками Троцким, Зиновьевым, Каменевым, Радеком и другими.

 

В 1925 г. по рекомендации Сталина, Лазарь Каганович был избран генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Украины. На этом посту он зарекомендовал себя неуклонным бойцом с проявлениями  украинского буржуазного национализма, пока по многочисленным просьбам местных партийных и государственных деятелей не был отозван в Москву. Кагановича назначали на самые разные посты: он и сельским хозяйством командовал в качестве заведующего сельскохозяйственным отделом ЦК ВКП(б), и железнодорожным транспортом управлял, был наркомом нефтяной промышленности, строительных материалов, руководил столичной партийной организацией, одновременно являлся Секретарем ЦК ВКП (б). Никакими специальными знаниями в области железнодорожного транспорта или нефтедобычи Лазарь Каганович не обладал. Кстати, его старший брат Михаил был заместителем наркома тяжелого машиностроения, а потом возглавлял наркомат авиационной промышленности СССР.   Будучи малограмотным, он не разбирался в технических делах и авиационной промышленностью по существу руководили его заместители И. Т. Тевосян, Б. Л. Ванников и М. В. Хруничев.

 

 Лазарь Каганович отметился разными делами. Он внес немалый вклад в восстановление промышленности на Украине и курировал строительство московского метро. Поразительно, но два совершенно необразованных человека – Л.М.Каганович и Н.С.Хрущев сумели выполнить поручение Сталина таким образом, что столица СССР получила самое совершенное на тот момент и самое красивое до сих пор метров в мире. Правда, говорят, что на облицовку некоторых станций пошли мраморные доски из взорванного храма Христа Спасителя. Двадцать лет московский метрополитен носил имя Лазаря Кагановича.

 

И.В.Сталин доверял Кагановичу и даже оставлял руководить правительством, когда уезжал  на отдых. Каганович всеми силами старался оправдать доверие вождя. Он железной рукой руководил хлебозаготовками на Северном Кавказе, что привело к массовому голоду. В числе других членов Политбюро он давал санкции на расстрельные списки, включавшие его недавних товарищей. Репрессии коснулись его брата Михаила, который предпочел застрелиться, не дожидаясь неминуемого ареста. Но это не остановило младшего из Кагановичей. Он руководил чисткой партийных рядов, а его инспекционные поездки по областям даже через многие годы вспоминали как смертоносный смерч или эпидемию чумы.

"Я вернулся на круги своя"

Карьера Лазаря Кагановича оборвалась в 1957 г., когда он выступил против линии на развенчание культа личности Сталина. Снятый со всех постов и исключенный из партии Каганович едва получил разрешение прописаться в Москве. Советские руководители, попав в немилость, лишались всех материальных благ, так как не имели никаких накоплений и уж тем более не владели собственностью за рубежом. Еврей Каганович не был исключением из общего правила. Столько лет он провел на вершине власти, а из богатств собрал только большую библиотеку, единственное, что  мог завещать своим внукам. Даже квартира в доме на Фрунзенской набережной была предоставлена не ему, а его жене, как старой большевичке.

Одним из поручений, которым занимался Каганович на посту заместителя председателя Совета министров СССР незадолго до своей отставки, была пенсионная реформа. С конца 50-х годов пенсию начали получать все советские граждане, достигшие пенсионного возраста. Получил пенсию и сам Каганович. Его дочь вспоминала, что отцу назначили 115 рублей 20 копеек в месяц: «На обычную пенсию в 120 руб. не хватило справок. Я долго ходила в Собес с томом Большой Советской Энциклопедии (изд. 1953 г.), где были указаны все его должности, а в Собесе отвечали, что БСЭ для них не документ».

Каганович не унывал и говорил себе: « Жить по-прежнему, каким был до революции, пролетарием-большевиком. Таким и остался, и остаюсь. Я вернулся на круги своя». Быть может, три последних десятилетия его жизни или, точнее сказать, политической смерти были наказанием за все, что он совершил. Впрочем, Лазарь Каганович так не думал. Он ни в чем не усомнился и ни в чем не раскаялся. До конца своего жизненного пути, продолжавшегося долгие  97 лет,  он сохранял верность учению Ленина-Сталина.

 

Отстраненный от кипучих дел,  он начал писать «Памятные записки». Ему было, что вспомнить, и даже в незавершенном виде эти записки насчитывают 14 тысяч страниц. Однако возраст и болезни брали свое, и так получилось, что период, когда Каганович являлся одним из руководителей Советского государства и был причастен к решению важнейших вопросов, в его записках освещен менее подробно, чем воспоминания о молодых годах в Кабанах, работе грузчиком в Киеве и агитации за оправдание Бейлиса.  

НАЗАД

Это текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное. Это легко.

Л.М.Каганович

Родители Л.М.Кагановича

 Братья Л.М.Кагановича

И.В.Сталин и Л.М.Каганович

Плакат 30-х годов

"Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять"

  • иконка facebook
  • Иконка Twitter с прозрачным фоном
  • белая иконка googleplus

© Степанов С.А.

Паблик ВКонтакте

Звоните

Тел.: +7 (495) 000 00 00

Факс: +7 (495) 000 00 00

Контактная информация

sstep1966@mail.ru